Ирвин Ялом немного о личном

Ирвин Ялом о детстве, «еврейском вопросе» и русских писателях:

Я родился в Вашингтоне. Мое детство было не слишком радужным. Семья бедная, я рос с сестрой, которая была на семь лет старше меня. Мы жили в квартире на втором этаже над небольшой продуктовой лавкой, которую держали наши родители. В нашем негритянском квартале мы были единственной белой семьей.

Я вспоминаю это время без особой радости. Выходить из дома было небезопасно, да и дома было невесело. Родители наши были людьми старой формации, они плохо разбирались в современной американской жизни, да и нами заниматься им было некогда: они работали очень много и тяжело, по 12 часов в день, шесть дней в неделю.

Все мои друзья были темнокожие. И очень быстро в моей жизни возник «еврейский вопрос». Мои родители эмигрировали в 1920-х годах из России, спасаясь от погромов. Точнее, они жили где-то на границе России и Польши (мой отец как-то сказал, что еще одной русской зимы он бы не пережил).

Позднее нацисты сровняли с землей их маленькую деревушку, сейчас от нее и следов не осталось. Родители напрямую никогда не говорили со мной о моих еврейских корнях, но сами были очень привержены еврейским традициям и культуре. Они читали газеты на идише, все их друзья тоже были евреями. При этом они не были религиозны, и из всех праздников мы отмечали только Хануку.

Я никогда не стремился узнать о своем происхождении еще больше. А два года назад я читал лекцию в России и внезапно, обедая в украинском ресторане, понял, откуда я родом: у борща был точно такой же вкус, как у того, что готовила моя мама.

Ну а в школе, где царили весьма ощутимые антисемитские настроения, моя национальность причиняла мне немало неприятностей. Очень скоро я привык находить утешение в чтении. Я погружался в книги, которые с жадностью набирал в муниципальной библиотеке. Родителей своих я никогда не видел за чтением книг.

По сути, я не знаю, как я вырос таким, какой есть. Похоже, я сделал себя сам. Точнее, литература сделала меня таким. Где-то к десяти годам я страстно полюбил читать романы. С тех пор эта страсть не покидает меня. До сих пор изо дня в день я живу, погрузившись в какой-нибудь роман…

Толстой и Достоевский сформировали мою философию, психологию, мои отношения с обществом. Благодаря этим двум писателям я научился понимать сокровенные глубины и тревоги человеческой души.

Отрывок из интервью журналу Psychologies 12.12.11

Купите билет на телемост!

#ИрвинЯлом #Телемост14.04.16

Facebooktwitterlinkedinrssinstagram

Написать комментарий