Ирвин Ялом: о дискриминации экзистенциального подхода

Вопрос участника Телемоста: «Почему экзистенциальный подход при всех своих плюсах не так распространен как другие направления психологии?»

Однажды я сравнил экзистенциальную терапию с бездомным сиротой, которого не принимают в "лучших домах" академических соседей. Имеет смысл слегка задуматься о том, почему экзистенциальный подход так дискриминирован академическим истэблишментом.

Ответ заключается, прежде всего, в различии источников знания – то есть того, как мы узнаем то, что мы узнаем. Академическая психиатрия и психология, укорененные в позитивистской традиции, в качестве метода валидизации знаний высоко ценят эмпирическое исследование.

Сделать академическую карьеру, занимаясь эмпирическим изучением экзистенциальных вопросов, невероятно трудно. Главные посылки экзистенциальной терапии таковы, что применение к ней методов эмпирического исследования невозможно или неадекватно.

Например, согласно этим методам исследователь должен изучать сложный организм путем расчленения его на составные части, каждая из которых достаточно проста, чтобы быть доступной эмпирическому изучению. Однако это фундаментальное требование противоречит базовому экзистенциальному принципу. История, рассказанная Виктором Франклом, служит тому иллюстрацией.

Два соседа ожесточенно спорили между собой. Один заявил, что кот другого сожрал его масло и, соответственно, потребовал компенсации. Не будучи в состоянии разрешить конфликт, эти двое, прихватив с собой злосчастного кота, пришли к деревенскому мудрецу, чтобы тот их рассудил.

Мудрец спросил обвинителя: "Сколько масла съел кот?" "Десять фунтов", – последовал ответ. Мудрец посадил кота весы. И оказалось, что он весит ровно десять фунтов! "Mirabile dictu!* – провозгласил арбитр. – Это масло. Но где же кот?"

* Странно сказать! (лат.)

Где же кот? Все части, собранные вместе, не воссоздают творение. Гуманистическое кредо гласит, что "человек больше, чем сумма своих частей". Сколь бы тщательно мы ни анализировали составные части психики, разделяя ее, например, на сознательное и бессознательное, на Супер-Эго, Эго и Ид, – мы не постигнем саму жизненную единицу, личность с этим бессознательным (или Супер-Эго, или Ид, или Эго).

Более того, эмпирический анализ не помогает понять смысл той или иной психической структуры для обладающей ею личности. Изучение составных частей никогда не приводит к смыслу, поскольку он не является причинно обусловленным, а порожден личностью, превосходящей все свои компоненты.

Хотите задать свой вопрос Ирвину Ялому?

Присоединяйтесь к Телемосту! Купите билеты!

 

#ИрвинЯлом #Телемост14.04.16

Facebooktwitterlinkedinrssinstagram

Написать комментарий