Ирвин Ялом о своем возрасте

Вопрос участника Телемоста: «Ирвин, боитесь ли Вы своего возраста и скучаете ли по молодости?»

Восемьдесят четыре года – это много, это пугающе старый возраст. Меня это шокирует, когда я думаю об этом. Я не чувствую старость и снова и снова удивляюсь, как это так произошло, что мне теперь восемьдесят четыре года. Я всегда был самым младшим - в моём классе, в летнем лагере, в бейсбольной команде – и теперь вдруг я самый старый, где бы я ни был – в ресторане, кино, на профессиональных конференциях. И я не могу привыкнуть к этому.

Но хотите верьте, хотите нет, в том, что мы заглядываем в конец нашей жизни есть ряд позитивных моментов. Я хочу рассказать о своём необычном опыте. Однажды я увидел свою жену на дороге, она подходила к нашему почтовому ящику. Я направился к ней. Она повернула голову в мою сторону и улыбнулась.

Внезапно и необъяснимо моё сознание переключило картинку и несколько мгновений я представлял себя, находящегося в тёмной комнате, наблюдающего домашний фильм с быстро мерцающим изображением сцен из моей жизни.

Я чувствовал примерно так же, как главный герой в «Последней ленте Крэппа», пьесе Сэмюэла Беккета. Это монолог одного старика на его дне рождения, когда он прослушивает магнитофонные записи, сделанные в предыдущие дни его рождения.

Вот, как и Крэпп, я представил фильм последних сцен моей жизни. Я видел свою мёртвую жену, которая сейчас стояла лицом ко мне, широко улыбаясь и кивком головы подзывая к себе. Я наблюдал за ней и был переполнен мучениями и невообразимым горем.

И вдруг всё исчезло, я мгновенно вернулся в настоящее, и она была в нём живая, во плоти, сияющая, сверкающая своей сентябрьской улыбкой. Меня захлестнул тёплый прилив радости. Я чувствовал благодарность к тому, что и она, и я были живы, и я поспешил обнять её и начать нашу вечернюю прогулку.

У Шопенгауэра есть цитата, где он сравнивает любовную страсть со слепящим солнцем. Когда оно тускнеет в более позднем возрасте, мы вдруг узнаем о существовании чудесного звёздного неба, которое было закрыто или спрятано солнцем. Так что для меня исчезновение юношеских, в чём-то тиранических, страстей позволило мне больше ценить звёздное небо и чудо быть живым, и те чудеса, что я раньше упускал из виду.

Мне за восемьдесят, и я скажу вам что-то невероятное: я никогда не чувствовал себя лучше или больше в мире с самим собой. Да, я знаю, что моё существование близится к концу, но конец был всегда, с самого начала. Разница в том, что сейчас я дорожу удовольствием точной осведомлённости об этом, и мне посчастливилось делиться этим с моей женой, которую я знаю почти всю жизнь.

Присоединяйтесь к Телемосту и присылайте свои вопросы Ирвину Ялому! Купите билет!

 

#ИрвинЯлом #Телемост14.04.16

Facebooktwitterlinkedinrssinstagram

Написать комментарий